На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

С миру по нитке

12 978 подписчиков

Свежие комментарии

  • реванш
    Танк по цене подержанной иномарки. А говорят запад гниёт?Он купил старый с...
  • Владимир Иванов
    ФЕЙК-очередной журналюги!Когда прикроют таких идиотов!Немецкая субмарин...
  • Александр
    бред  больногоСтивен Хокинг рас...

Джованни Делле Банде Нере: последний кондотьер, хулиган и отвратительный мужик

Жить надо так, чтобы в твою честь назвали крейсер, а твои потомки породнились с монархами. Герой нашей сегодняшней истории — наемник Джованни Делле Банде Нере, который стал воплощением идеального командира, хотя в юности был просто отмороженным мажором. Он с бандой хулиганов терроризировал Рим, а потом из этой ватаги выковал дисциплинированный отряд, ставший знаменитыми «Черными полосками». А еще он использовал революционную тактику (посадить аркебузиров на лошадей в те времена было мозговыносящей идеей). Очередной противоречивый герой и настоящий отвратительный мужик.

Как малолетний дебошир и мажор начал карьеру кондотьера 

Джованни Делле Банде Нере

Будуший кондотьер родился 4 апреля 1498 года в итальянском городе Форли в семье Джованни ди Медичи иль Попполано и графини Катерины Сфорца. То была женщина удивительной судьбы и мужества, прозванная «Львицей Романьи». Поначалу сына назвали Людовико, в честь дяди. Однако через пять месяцев отец скончался, и Катерина перекрестила сына, назвав Джованни.

Как пишет биограф Алессандро Монти в книге «Джованни Делла Банде Нере», когда мальчику стукнуло три года, его мать, опасаясь происков дяди Лоренцо, была вынуждена спрятать сына в монастыре Аналлена, где он в течение восьми месяцев ходил в девичьем наряде.

Катерина Сфорца, мать кондотьера

Позже, когда опасность миновала, мальчик воспитывался на вилле близ Флоренции, где проводил детство, играя с крестьянскими детьми в войну, разоряя гнезда птиц и охотясь на мелких животных. Он рано увлекся верховой ездой и плаваньем, а не чаявшая души в сыне Катерина разрешила своим оруженосцам обучать его премудростям воинского искусства.

Уже подростком Джованни показал свой бурный характер. Он приезжал во Флоренцию и творил там всяческие непотребства. Как пишет исследователь Роберто Дамиани в статье «Джованни деи Медичи», уже в тринадцать лет его изгнали из города за убийство другого мальчишки во время драки. Более того, тот же Монти упоминает, что примерно в этом же возрасте Джованни убил оруженосца синьора Ди Пьомбино, осмелившегося оскорбить его. 

Уже в 1513 году нашего героя отвозят в Рим ко двору папы Льва X, где парень сколачивает себе банду из таких же молодых аристократов и терроризирует горожан, приставая к женщинам, громя таверны и гоняя городскую стражу.

Еще одно изображение Делле Банде Нере

Тем не менее, Лев X смог направить агрессию мальца в правильное русло. Уже в 1516 году в возрасте восемнадцати лет Джованни отправляется на первую войну, собрав отряд из ста кавалеристов и пятисот пехотинцев. Позже из них выросли знаменитые «Черные полоски» (Bande Nere), в народе более известные под именем «Черный отряд» или «Черная банда» (Banda Nere).

Это название стало нарицательным и для самого Джованни. В истории он остался под прозвищем Джованни Делле Банде Нере. «Черными полосками» отряд прозвали после того, как Джованни в 1521 году из-за траура после смерти своего покровителя Льва X заменил на своем гербе фиолетовые полосы черными.

Как управлять людьми с помощью доброты и железной дисциплины

В XVI-м веке территория нынешней Италии была ареной войн между множеством мелких государств Апеннинского полуострова, в которые часто вмешивались Франция и Священная Римская империя. Поэтому кондотьеры, то есть наемники, постоянно переходившие из одного лагеря в другой, были обычным делом. Про одного из них, знаменитого Джона Хоквуда, наводившего ужас на всю Италию, мы уже писали

Джовании не стал мудрствовать и пошел по жизни путем предводителя наемников. При этом его подход к делу был выдающимся для тех времен: в его отряде царила жесточайшая дисциплина. В другие банды часто попадали мошенники и отъявленные негодяи, творившие непотребства над мирными жителями и готовые удрать при первых признаках опасности. Джованни же старался нанимать только достойных и держал солдат в ежовых рукавицах.

Каждый кандидат в «Черные полоски» проходил испытания, устраиваемые ветеранами. Если его физическая форма или моральный облик не устраивали Джованни, новичка гнали взашей. Это же правило имело место и во время службы.

Алессандро Монти упоминает два случая, демонстрирующего жесткую дисциплину в «Черной банде». В первом Джованни, желая прекратить поединки между солдатами, выбрал двух самых задиристых и запер их в комнате голыми по пояс, заставив сражаться на протяжении нескольких часов. Когда они выползли оттуда, покрытые грязью и ранами, желающих устраивать бои резко поубавилось. В другом случае один из наемников, некий Валентин, зашел в церковь, снял распятие и поджег его, чтобы согреться. Когда об этом узнал Джованни, он убил виновника ударом кинжала в шею. 

Несмотря на жесточайшую дисциплину и строгий отбор, желающих присоединится к «Черным полоскам» было хоть отбавляй. А все потому что Джованни не только сам первым бросался в битву и спал в доспехах, постоянно находясь среди солдат, но и заботился о них, как о родных детях.

Он всегда следил за тем, чтобы солдаты вовремя получали выплаты. Надо сказать, что кинуть наемника на деньги — известный спорт нанимателя тех лет. Но Джованни такими фокусами брезговал. Он даже отдавал своим бойцам часть личного дохода. Например, в 1520 году, получив от папы Льва X шесть тысяч дукатов, кондотьер раздал часть солдатам. А если его самого пытались кинуть наниматели, он не останавливался ни перед чем, чтобы получить обещанное.

Роберто Дамиани упоминает два показательных случая. В 1522 году Джованни находился на службе у города Кремона, воюя с наемниками Священной Римской империи. Когда горожане решили кинуть «Черную банду» на обещанное вознаграждение, Джованни захватил ворота города и потребовал деньги, обещая в случае отказа открыть проход для имперских войск. Перепуганные бюргеры тут же затрясли мошной.

В 1524 году Джованни, уже сам находясь на службе Священной Римской империи, захватил в заложники двух испанцев, требуя у имперцев расплатиться с «Черными полосками», которых наниматели решили кинуть на половину вознаграждения. По всей видимости, заложники были важными персонами, так как деньги появились в мгновение ока.

Кондотьер заботился не только о финансовом благосостоянии своих солдат, он был готов умереть, защищая их жизнь и честь. Например, в 1517 году Джованни вызвал на дуэль Камилло Д’Аппиано, брата лорда Пьомбино. Тот оскорбил отряд наемников, ранив солдата «Черных полосок» прямо у себя во дворце. Более того, когда вызванный отправил секретаря и канцлера добиться мирного соглашения, те, перебрав горячительного, начали говорить оскорбительные вещи о Джованни. Узнав об этом от трактирщика, командир вместе с раненым капитаном ворвались в комнату и убили обоих болтунов.

Алессандро Монти пишет, что в 1521 году, когда его офицера Паоло Луццаско во время битвы захватили враги, Джованни без колебаний бросился в одиночку на тридцать или сорок противников и, орудуя булавой как бешеный, раскидал всех, освободив товарища. Дамиани приводит другую версию этой истории: вместо одиночного подвига Джованни собрал почти две тысячи бойцов и разогнал врагов, освобождая своего офицера.

Как бы то ни было, эффективность «Черных полосок» была на высоте, в том числе потому что бойцы знали: командир их в беде не оставит. Конечно, на войне важна не только сплоченность и дисциплина, но и боевая хитрость. И Джованни взял на вооружение революционную по тем временам тактику летучих отрядов, доведя ее до совершенства.

Летучие отряды: поразительное мастерство тактики

В те времена на поле боя уже начинались революционные перемены. Постепенно на смену феодальной тяжелой коннице приходила наемная пехота, вроде швейцарцев или ландскнехтов, о которых мы также рассказывали

Большую помощь в отражении конной атаки пехотинцам оказывало развивающееся бурными темпами огнестрельное оружие: мушкеты и аркебузы. Но, тем не менее, пехотинцы были неповоротливы, их отряды, ощетинившиеся пиками, не могли быстро перемещаться на большие расстояния. И, наоборот, рыцари не носили огнестрела. 

Джованни совместил эти два момента — кавалерию и аркебузиров. Его легкие конники часто на крупах коней перевозили стрелков, а некоторые аркебузиры и вовсе сами передвигались на лошадях, сражаясь пешими. Как пишет Дмитрий Мазарчук в статье «Жизнь и смерть «последнего кондотьера»» практика помещать аркебузиров на коней была к тому времени уже известна, Джованни только развил ее и довел до логического завершения.

Его многочисленные победы основывались на виртуозном применении тактики обстрелов, отступлений и засад. Кавалеристы подвозили стрелков в нужное место, те обстреливали противника, под градом выстрелов враги либо паниковали, либо бросались в атаку. Аркебузиры тут же грузились на лошадей и стремительно улепетывали — прямо к месту специально подготовленной засады, где врага ждало еще больше стрелков. 

Например, Дамиани пишет, что в 1523 году рота Бернабо Висконти, преследуя солдат Джованни, попала в засаду пятисот аркебузиров. Множество французов пали в бою, была захвачена богатая добыча. В 1525 году при осаде города кондотьер расстрелял ворота из пушек, а когда испанцы бросились на вылазку — притворным отступлением заманил противника в подготовленную засаду. Итог: двести мертвых испанских солдат.

В том же году в стычке с имперскими войсками под Миланом двести аркебузиров обстреляли врага, а при атаке на них бросились в условленное место, где их ждали еще полторы тысячи стрелков. Германцы потеряли в этой засаде три сотни человек убитыми и ранеными.

Такой же тактики легких отрядов придерживался Джованни и в тот роковой день, когда выстрел из пушки оборвал его жизнь.

Джованни вела дорога приключений, пока ему не прострелили колено

В 1526 году началась война Коньякской лиги. Ландскнехты самого Георга фон Фрундсберга, про которого мы также рассказывали, шли по Ломбардии, предавая все огню и мечу. Как пишет Алессандро Монти, отряды Джованни принялись «кусать» арьергард ландскнехтов и делали это настолько эффективно, что немцы прозвали его «Der Grosse Teufel» — «Великий Дьявол».

25 ноября отряд Джованни преследовал группу ландскнехтов и загнал их в сожженную деревню, где в качестве укрытий остались только остовы печей. Для разведки сам командир подъехал слишком близко и получил в ногу выстрелом из фальконета — небольшой полевой пушки. Дело было близ местечка Говерноло.

Когда раненого доставили к врачу, тот сразу сказал, что потребуется ампутация ноги и приказал помощникам держать пациента. Джованни воскликнул, что даже двадцать человек его не удержат и взял из рук слуги свечу, освещая хирургу его рабочее место.

Фальконет

По легенде, приводимой все тем же Дамиани, после ампутации Джованни схватил свою отпиленную ногу и поклялся отомстить обидчикам, а позже, как пишет Алессандро Монти, присутствовал с этой ногой на пиру, устроенном в его честь. Тем не менее, заражение крови дало о себе знать, и 30 ноября в возрасте двадцати восьми лет Джованни Делле Банде Нере покинул этот мир.

Однако историческая слава Джованни Делле Банде Нере на этом не закончилась. После него остался сын Козимо, ставший вторым герцогом Тосканским. Внучка Козимо и правнучка Джованни вышла замуж за Генриха IV Бурбона и стала французской королевой. Звали ее Мария Медичи. Более того, дочь Марии Генриетта Мария стала английской королевой, выйдя замуж за Карла I Стюарта. Иначе говоря, потомки Джованни приобрели статус монархов. Все сражения и невзгоды стоили того!

Козимо I, сын кондотьера

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх